БАЙКИ И РОССКАЗНИ

  На этой странице публикуются курьезные и прикольные истории из жизни музыкантов и околомузыкальной тусовки. Если вам есть, что рассказать, пишите нам и ваша история сможет появиться на этой странице.

Отправить байку

          Точка зрения авторов баек может совпадать, а может и не совпадать с точкой зрения «Вселенной музыки»

  ----------------------------------------------------------------------------------------

   Первый материал не совсем относится к разделу «веселых баек», но мы все-таки решили его обнародовать. 

  Несколько лет назад один из основателей «Вселенной музыки» занимался выпуском сборника «Рок-поросль России» и к нему приходили письма из разных уголков страны. Одно письмо оказалось фактической историей провинциальной рок-музыки 80-х-90-х годов ХХ века и рецептом ее спасения. Письмо было получено летом 1997 года и отражает  ситуацию того времени, хотя сильно ли оно изменилось?... Выводы, сделанные автором, будут темой для обсуждения на соответствующей странице. Вот это письмо с небольшими сокращениями.

 

       Я- Николай Кравцов, группа «Каменный уголь». До перестройки зависал на «Сябрах», «Песнярах», «Самоцветах», Пугачевой, Леонтьеве, Высоцком, «Примусе», блатных песнях, «афганских» и т.д., и т.п., т.е. слушал и врубал во всё «music mass media», имеющее место в «Советской России».

После начала «перестройки» и, соответствующих ей «гласности», «ускорения», «плюрализма» и т.п., переквалифицировался в «МЕТАЛЛИСТА», т.е. начитался статей в «Комсомолке», «Пионерской правде» и т.п., с большим трудом раздобыл образцы «HEAVY METAL» (записи «Accept», «AC/DC», «IRON MAIDEN»  и т.п., а также «Ария» и «Черный кофе») и облачился в ferrum, т.е. цепочки со сливного бачка и пробки с ванны, «заклепки» с днищ сумок, «шипы» из гвоздей, ошейники, браслеты, напульсники из кожзаменителя, и т.п. Затем я разыскал единоверцев и мы стали развлекаться, тряся жалкими хаерами (мы учились в ПТУ и нас зело гоняли за длину волос) на дискотеках.

Должен заметить, что все это происходило не в Москве и не в Питере, и даже не в каком-либо крупном городе России, а в заштатном городишке деревенского типа с населением в 40 тыс. человек, на «задворках Империи», в относительно глухой провинции, а именно - в городе Донецке Ростовской области (не путать с украинским «миллионером», областным центром). Именно там я родился и жил, почти безвыездно, до мая сего года. За всю свою жизнь (мне 26 лет) я бывал только в трех крупных городах: Ростове-на-Дону, Луганске и Волгограде. В Москве я был проездом в 4 года.

Итак, «Металлистом» я был недолго - до тех пор, пока не покатила  «Red Wave»,  т.е. «Кино», «Нау», «Алиса» и т.д. К тому времени я уже научился играть на гитаре и с жадностью набросился снимать их вещи с записей, опять таки, раздобытых с адским трудом. В то время я жил от пятницы до пятницы, т.е. «сидел на «Взгляде» (TV-передача). В остальное время учился в ПТУ и «рубал» Цоя,  Кинчева, Бутусова и т.п. в беседках детсада в своем микрорайоне.

В 1990 году я поступил в институт (филиал Новочеркасского политеха в городе Шахты; горный факультет). Перед этим я полгода проработал в шахте (после получения диплома ПТУ) и заработал на «вертушку» («Ария-201» с прямым приводом), усилок («Вега» 2*25 Вт) и колонки (S-30 «Radiotechnika»), а также за короткий срок скупил все пласты «рок-н-рольского» характера, имеющие в магазинах Донецка, Луганска и Ростова. Во время учебы в Шахтах я не переставал пополнять свою фонотеку и тратил на диски почти все деньги. Я был универсальным меломаном и слушал все, кроме откровенной халтуры, т.е. «попсы». В основном я торчал  от Б.Г. и Цоя. В 1992 году моя сумасшедшая меломания вылилась в первую написанную мной песню. Потом пошло-поехало.

Зимой (январь) 93-го в актовом зале нашего института состоялась первая репетиция моей группы «Каменный уголь», но к летней сессии это дело сошло на нет. Парни, зависающие в эстрадке института, т.е. первый состав «КУ», были большими  любителями пива, водки, девочек и откровенного позерства в ущерб делу. Несколько «смешных» концертов - вот и все, чего я смог от них добиться.

Осенью 93-го мне удалось найти двух более серьезных ребят и «КУ» вновь заняло место на Шахтинской рок-сцене и просуществовала до апреля 94-го. Но в это время стала явно проявляться тенденция «Рок-н-ролл мертв», т.е. страна вступила в «переходный период», когда прошлая «совковая» беззаботность сдавала позиции  «коммерциализации» всего и вся. Волна рок-групп в Шахтах спала - все рокеры в полном составе ушли в ларьки и торговый ряды рынка. Рок-н-ролл умер...

Я кое-как доучился. Защитил диплом, получил квалификацию горного инженера и вернулся в родной Донецк.  Приема на наших донецких угольных шахтах не было (в перспективе шахты должны были закрыться), и я с большим трудом устроился грузчиком в производственно-коммерческую фирму «Базис ЛТД», где проработал до мая сего года за 270 тыс. руб. в месяц, которые, к тому же, мне не выплачивали наличными ни разу за все время работы.

Первым делом после пятилетнего отсутствия в Донецке я провел разведку на счет рок-н-ролла. Мой брат (младший) играл на басу в панк-группе «Момент 1». Их базой был наш центральный дом культуры «Шахтер». Там же репетировала группа «NECRODUS» (doom - death - black - thrash - hardcore -metal group) в составе из ребят постарше и поопытнее. В « всем заправлял МАКС - на мой взгляд, по российским меркам, супергитарист. Авторитетные люди из рок-тусовок Луганска и Ростова присвоили ему титул «Лучший гитарист Юга России». Через своего брата я проник в эстрадку ДК и познакомился с Максом. Мы быстро скентовались и нашли общий язык, не взирая на то, что Макс слушает и играет рок-н-ролл не легче трэша и хардрока. Но он не отрицает, что рок-н-ролл - это есть всё, что не есть попса, т.е. всё что positive - R’n’R, а всё что  negative - pops. Вот такие убеждения мы с ним и разделили.

Пока я кентовался с Максом, группы «Момент 1» и «NECRODUS» развалились и на их обломках появилась группа «Zефир-радио» с лидером Витьком Заранковым. Это был типичный жигало, т.е. «много шума из ничего»  - примерно то же, что и 1-й состав «КУ»: водка, девочки и т.п. За год существования «Z-р» (Макса попросили временно поддержать «Z-р»  гитарой и аранжировками) в Донецке было 3-4 «смешных» концерта, да в Луганске - 2-3 «более-менее» выступления в программах различных jam-session, типа «Рок против наркотиков». Кроме того было записано demo для Шевчука, подбирающего группы для рок-фестиваля «Песни конца ХХ века». Демо «Z-р» было единственным, которое Шевчук отобрал из множества прочих, побывав в Ростове и в Луганске. Ребята, при должном усердии, могли бы рассчитывать быть приглашенными в Питер на фест, но безалаберность Витька привела     «Z-р»  к распаду. Макс тут же активно принялся восстанавливать «NECRODUS», а я вдруг вспомнил о толстой тетрадке со своими вещами, завалявшейся где-то в ящике стола. В марте этого года я подъехал к Максу со скромной просьбой: записать мои вещи с его гитарой и намеками на аранжировки. Макса долго уговаривать не пришлось - он не зациклен на «тяжести», а лишь предпочитает ее. Но он всегда рад послужить Делу Рок-н-Ролла во всех его проявлениях. К тому же восстановление «N» у него не заладилось.

В общем, мы засели у Макса на флэте, где он проживает со своей старой, больной мамой, и ушли в работу с головой. Через неделю-две, за 4-5 сеансов мы записали 19 моих песен в минимальной обработке. Я, глядя в тетрадку с текстами и терзая гитару, лихорадочно вспоминал свои песни, которые не играл 2-3 года. Макс тут же прикидывал ритмический рисунок, подбирал рифы и соло, накручивал звук на микшере («Сонор») и  дилэе («Vermona DEG-500»). На каждую песню уходило в среднем часа по 2. Я играл на своей клееной-переклееной акустике (за 21 рубль) и пел в микрофон МД-80, пропущенный через дилэй с реверберацией и «холлом». Макс играл на чешском аналоге Fender «Диаманте» с примочкой -дисторшном кооператива  «Союз». Все это дело, через «Сонор», шло на вход кассетного стационара «Электроника». В качестве мониторов использовались наушники ТДС и Aiwa. Поэтому приглашенному нами в качестве перкуссиониста басисту из «Zефир-радио», Зёбрику, было очень трудно держать ритм, ведь он слышал только мой неискаженный вокал и гитару. Зёбрик тряс жестяную банку (0,5 л) из-под пива «Pilsener» с насыпанным в нее пшеном, а так же стучал железным ключом  по днищу перевернутой стеклянной пол-литровой банки. В результате получилось demo «КУ» «Оккупация», примерно на 60 минут звучания. Остаток пленки на 90-минутной кассете я дописал LIVE: просто под гитару. Конечно, все мои вещи не вошли в demo и live, т.к. их у меня наберется на 4-5 часовых альбома, но общее впечатление о «КУ» поиметь можно.

Сейчас я в Москве. Наш Донецк активно умирает и гниет. Из 5 шахт 4 закрыты, экскаваторный завод и текстильный комбинат стоят, peoples поголовно бухает, молодежь (75%) - на игле, на рынке торгуют между собой, люди (в т.ч. my mother) пекут хлеб, т.к. нет денег покупать его в магазине. Короче - all doom!..

Дома я был «лишний рот». Вдвоем с матерью мы бы не выжили (брат дослуживает в Army), поэтому я двинул to Moscow. Может получится здесь, в столице, реализовать «КУ»?! Хотя я не строю иллюзий на счет простоты и легкости промоушна и  пробивания в ROCK-STAR. Моя цель: заработать деньги, купить аппарат и инструменты, а  также  мини-студию и устроить в Донецке рок-центр. Если при этом здесь, в Москве, мне удастся заработать некоторую известность, записать альбом-другой и дать десяток небольших концертов, я буду только рад. В своих песнях я уверен - они хоть и не profy, но и далеко не лажа.

Вообще, у меня есть идея: купить пару комбиков, арендовать электророзетку где-нибудь в подземном переходе, воткнуть пару гитар и «игрушечную» drum-machine и рубить на пару с Максом, зашибая деньгу на более-менее нормальные аппарат, инструменты и студию (см. выше). А что еще нужно?

Москва с Питером заелись и забыли про то, что они - еще не вся Россия и то, что сейчас называют show-business - это чушь на уровне каменного века. В Штатах в каждом заштатном городишке десятка 2-3 довольно солидных групп. Многим из наших, уже раскрученных, зачастую далеко по уровню профессионализма и «свежести» идей даже до каких-нибудь «MAD CATS» из какого-нибудь начального колледжа городка Санта-Мария штата Техас. О каком шоу-бизнесе может идти речь, если целые регионы России имеют на своей территории максимум одну-две группы, имеющие какой-то смысл. А по ТВ и Радио сотни раз крутят одну и ту же, всех доставшую, песенку, какого-нибудь клоуна, которого бы не взяли на работу даже в заблеванный бар в квартале безработных какого-нибудь Лос-Анджелеса или Чикаго.

Моя мысль по этому поводу такая: Надо создавать сеть Рок-Центров (типа «Hard Rock care») по всей России, а также СНГ. Каждый R-центр должен включать в себя: рок-кафе с концертной площадкой для выступления местных и заезжих рок-групп и т.п.; рок-магазин, где все желающие могли бы приобрести записи, прикид, атрибутику, литературу, инструменты, аппаратуры и т.д. и т.п.; студию звукозаписи, где любая группа данного региона могла бы записать свой альбом на более-менее профессиональной аппаратуре; рок-радио (УКВ) и рок-ТВ регионального значения. R-центры сначала устраиваются во всех областных центрах и имеют централизованную политику (по типу «Kodak-photo», McDonalds  и т.п.) и общую информ-базу, но свободное самоуправление на местах. Цель R-центров - способствовать распространению, пропаганде и совершенствованию рок-идеи, а также способствовать росту рок-творчества и количества рок-групп и т.п., их поддержка и промоушн.

Вот такая программа-минимум для устройства рок-эволюции в России и СНГ. Иначе всё становится бессмысленным - рок-группы в провинции появляются и тут же исчезают в небытие, а те «редкие птицы, перелетевшие середину Днепра» и пробившиеся в студии и на площадки столиц, попадают в самозацикленную, ушедшую в себя тусовку, творящую и исполняющую рок «друг для друга» внутри этого цикла. Мы же в провинции, т.е. по всей России и СНГ, испытываем  жуткий голод и довольствуемся крохами, обломанными от столичных рок-пирогов, которые и сейчас-то можно найти с большим трудом, т.к. на рынках у нас продают только «Иванушек», Филю Киркорова, «Макарену» и т.п., а по телеку только «Программа А» имеет смысл.

Между тем 50% тинэйджеров нашего городка торчит на «Коррозии Металла» и заграничной «тяжести» (Cannibal Corpse, SepuHura, Paradise Lost, Deiside, и т.д., и т.п.), 30% - Армия «Алисы» и слушающие Нирвану, Чижа, Крематорий, Цоя и БГ, и только процентов 20 всяких чушков, тормозов, лохов, плугов, тинэйджеров-мутантов нинзя-черепашек, которые слушают «Иванушек» и всякий там техно-рэйверский бред. На счет Филь и АЛЛ и им подобных я ваще валяюсь - их же НИКТО знать не желает, кроме старых пердунов, у кого еще сохранились билеты ВКП(б) им. Сталина-Ленина.

От лица всей провинциальной молодежи заявляю: «Подавляющее большинство молодых людей от 15 до 30-ти лет слушает и уважает ТОЛЬКО РОК. Средства массовой информации и воротилы шоу-бизнеса ДЕЛАЮТ БОЛЬШУЮ ОШИБКУ, продвигая попсу, которая, как они думают, «хорошо продается». Это ЧУШЬ! Миллионы тинэйджеров гроша ломанного не дадут за кассету или диск очередного Фили, Вани, Маши, Вали и т.п., а вот за новый альбом «Коррозии» или Чижа выложат последние бабки! Попсу выбирают только нравственные уроды, т.е. бандерлоги, которых гораздо меньше, чем нормальных парней и девушек.

           «...Депрессия лежит на мне как плита

            На которой танцуют рэп бандерлоги...»

                                            /Крематорий, «Микронезия» 96/

 

Что-то меня заносит. Психика неуравновешенна. «19-й нервный кризис», как у «Rolling Stones».

На сем, до свидания!

Отправить байку